Алиса фрейндлих, народная

5 Comments

А.Фрейндлих – Посвящение (“Люди и страсти”)
продолжительность = 0.42 мин.

А.Фрейндлих и М.Боярский – Крик (“Интервью в Буэнос-Айресе”)
продолжительность = 0.42 мин.

А.Фрейндлих и М.Боярский – Слова (“Интервью в Буэнос-Айресе”)
продолжительность = 0.42 мин.

А.Фрейндлих и М.Боярский – Дон Кихот (“Дульсинея Тобосская”)
продолжительность = 0.42 мин.

А.Фрейндлих – Гумилёв и Ахматова (композиция по стихам)
продолжительность = 0.42 мин.

А.Фрейндлих – Щелкунчик и Мышиный король (Э.Т.А.Гофман)
продолжительность = 0.42 мин.


Алиса ФРЕЙНДЛИХ,
Народная артистка России

“НИКТО ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛ, ЧТО ЖДЁТ НАС ВПЕРЕДИ…”.

Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлотте папиной маме. Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам железную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 19411942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба этот маленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съедали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего. Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку. У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться быстрее настолько хотелось кушать Вот так бабушкина педантичность спасла нас.

Понимаете, многие были не готовы к тому, с чем пришлось встретиться. Помню, когда осенью 1941 года к нам зашла соседка и попросила в долг ложечку манки для своего больного ребёнка, бабушка без всяких одолжений отсыпала ей небольшую горсточку. Потому что никто даже не представлял, что ждёт нас впереди. Все были уверены, что блокада это ненадолго и что Красная армия скоро прорвёт окружение.

Да, многие погибли от обморожения. Потому у нас в квартире постоянно горела буржуйка. А угли из неё мы бросали в самовар, чтобы всегда наготове был кипяток чай мы пили беспрерывно. Правда, делали его из корицы, потому что настоящего чая достать уже было невозможно. Ещё бабушка нам выдавала то несколько гвоздичек, то щепотку лимонной кислоты, то ложечку соды, которую нужно было растворить в кипятке и так получалось ситро такое вот блокадное лакомство. Другим роскошным блюдом был студень из столярного клея, в который мы добавляли горчицу

Ещё настоящим праздником становилась возможность помыться. Воды не было, поэтому мы разгребали снег верхний, грязный, слой отбрасывали подальше, а нижний собирали в вёдра и несли домой. Там он оттаивал, бабушка его кипятила и мыла нас. Делала она это довольно регулярно, поскольку во время голода особенно опасно себя запустить. Это первый шаг к отчаянию и гибели.

Во вторую зиму с продуктами действительно стало легче, потому что наконец наладили их доставку в город с Большой земли. Но лично мне было тяжелее, потому что любимой бабушки уже не было рядом. Её, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю всего лишь, поскольку сейчас я значительно старше её.

Меня тоже могли выслать из города, но родители к тому времени смогли записать меня как русскую и потому я осталась.

На сборный пункт бабушку ходила провожать моя мама. Там перед посадкой в эшелон на платформе стояли огромные котлы, в которых варили макароны. Бабушка отломала кусок от своей пайки и передала нам. В тот же день мы сварили из них суп. Это последнее, что я помню о бабушке.

Вскоре после этого я заболела. И мама, боясь оставить меня в квартире одну, несколько дней не выходила на работу на свой гильзовый завод, за что была уволена и осталась без продуктовых карточек.

Мы бы действительно умерли с голоду, но случилось чудо. Когда-то очень давно мама выкормила чужого мальчика у его мамы не было молока. Во время блокады этот человек работал в горздраве, как-то нашёл маму и помог ей устроиться бухгалтером в ясли. Заодно туда определили и меня, хотя мне тогда уже было почти восемь лет. Когда приходила проверка, меня прятали в лазарет и закутывали в одеяло.

Я, конечно, говорю внукам, но им трудно это понять, как и любому человеку, не убедившемуся лично, какая это трагедия война. Прошло столько лет, но эхо блокады продолжает звучать во мне. Например, я не могу видеть, если в тарелке что-то осталось недоеденное. Говорю внуку: Положи себе столько, сколько сможешь съесть, лучше потом ещё добавочку возьмёшь. Он сердится дескать, вечно бабушка лезет со своими причудами. Просто он, как нормальный человек мирного времени, не может представить, что эта крошечка хлеба может вдруг стать спасением от смерти.

P.S. Некоторые личные впечатления.

ВСТРЕЧА С АКТРИСОЙ

Как журналисту (в прошлом телевизионщику) мне приходилось общаться со многими артистами очень известными и не очень, больными “звёздной” болезнью и совершенно скромными, даже стесняющимися своей известности. Могу точно сказать: более неприятных в общении, заносчивых и хамоватых людей, чем эстрадные юмористы я в жизни не встречал. Это они на сцене “свои в доску”, за кулисами я наблюдал нечто обратное. Но не хочу о плохом.

Самые светлые, тёплые впечатления у меня остались от коротенькой встречи с Алисой Бруновной Фрейндлих. Было это году в 97-м, наверное. Она приезжала в Калугу с концертной программой по стихам Цветаевой. Её сопровождали два актёра-гитариста, аккомпанировавшие во время декламации и певшие романсовый репертуар. После концерта, прошедшего “на ура” в переполненном филармоническом зале, я с оператором выбрался за кулисы, чтобы записать интервью.

После шумной овации нас оглушила тишина и глаза никак не могли привыкнуть к плотному сумраку. А как Фрейндлих найти, не знаете? спросил я какую-то женщину. А вы её уже нашли, мягко ответила она чуть хрипловатым голосом. Я вздрогнул от неожиданности. На сцене, под лучами софитов Алиса Бруновна казалась высокой, яркой и даже величественной… Но не прошло и двух минут, как я убедился: и высота, и яркость и величие таланта всё было в ней, только не показным, а внутренним. Более простого (в самом серьёзном смысле), естественного и гармоничного человека мне до того встречать не приходилось. Если есть понятие петербургской интеллигенции, то героиня моих воспоминаний её воплощение.

Холодно здесь у вас, сказала Алиса Бруновна, проходя по коридору (мы шли в комнату для записи беседы). Я снял с себя пиджак и одел ей на плечи, так мы и разговаривали.

Съёмка эта не сохранилась. А в памяти остался лишь один ответ актрисы. Под конец разговора я шутливо спросил: “В кино и в театре, вы часто играли особ королевской крови от Марии Антуанетты до Снежной королевы, но если бы в жизни вы взошли на престол, каким бы стал ваш первый указ?” Алиса Бруновна внимательно посмотрела на меня и произнесла совершенно серьёзно: “Упаси Бог от этого кровавого дела на престол всходить и над кем-то властвовать! Ни себе, ни вам и никому этого не пожелаю”. Запомнил слово в слово. С тех пор и не рвусь в начальники.
_____________________________________
Иллюстрации:
Алиса Бруновна Фрейндлих (фото),
портрет Алисы Фрейндих, автор Ирина Белавина.

Видео-приложение:
фрагмент спектакля Театра им. Ленсовета “Люди и страсти”, режиссёр Игорь Владимиров, 1974 год. Сцена “Тюрьма Консьержери” по пьесе Л.Фехтвангера “Вдова Капет”. Песня на стихи Генриха Гейне. В ролях: Алиса Фрейндлих и Михаил Боярский.

5 thoughts on “Алиса фрейндлих, народная”

  1. Она из деликатности и ума недоговаривает про те времена.

  2. У меня отец родился 22 апреля 1943 года в Ленинграде… А я в 1969-м в Московском Парке Победы(там раньше был роддом)

  3. А в блокаду,на месте где был заложен этот парк,был Крематорий

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *